Расколоведение в системе богословского образования Русской Православной Церкви

Представленная публикация, подготовленная для сайта Учебного комитета Русской Православной Церкви, предлагает обширный анализ истории и специфики преподавания Расколоведения в духовных учебных Русской Православной Церкви, а также в системе светского высшего образования. Особое внимание автор уделяет рассмотрению содержательного наполнения дисциплины, указывая, что изучение Расколоведения в духовных школах позволяет оказывать широкое сопротивление различным практикам и движениям, провоцирующим отделение групп клириков и мирян от общения с истинной Церковью.

Введение

Произошедшее в сер. XIX ст. оформление расколоведения в самостоятельную отрасль церковной науки имело предпосылки как теоретического, так и практического характера. С одной стороны, историческое развитие русского старообрядчества как сложного религиозного, социального и культурного феномена побуждало к его осмыслению и изучению посредством применения современных методов научного познания. С другой стороны, актуальные вызовы церковному единству формировали запрос на эффективную организацию антираскольнической миссии, для чего требовались подготовленные специалисты, обладающие необходимыми компетенциями. Сочетание научно-теоретического и практического факторов обусловило постановку вопроса о введении расколоведения как самостоятельной учебной дисциплины в образовательные программы духовных академий. Вместе с тем, данное решение создавало условия для начала научного изучения старообрядческого раскола.

Развитие расколоведения в дореволюционный период (1853–1917)

Сформировавшийся запрос на учреждение новой научной специализации побудил Духовно-учебное управление при Святейшем Правительствующем Синоде возбудить в нач. 1850-х гг. вопроса о систематическом преподавании  расколоведения. Итогом реализации данной инициативы стало состоявшееся в 1853 г. открытие миссионерских отделений по «Истории и обличению русского раскола и сектантства» в Московской и Санкт-Петербургской духовных академиях. В 1854 г. аналогичное отделение начало работу в Казанской духовной академии, которая со следующего года приступила к изданию журнала «Православный собеседник», ориентированного на публикацию материалов антираскольнического и апологетического содержания. Первым редактором журнала выступил архиепископ Казанский и Свияжский Григорий (Постников) (1784–1860). В скором времени научные публикации по истории русского старообрядчества начали  появляться также на страницах академических журналов «Христианское чтение» (Санкт-Петербургская духовная академия), «Богословский вестник» (Московская духовная академия), а также в журнале «Душеполезное чтение» (Москва), ориентированном на православное духовенство. С 1855 г. изучение расколоведения стало неотъемлемой частью академического образования, а в 1857 г. во всех четырех духовных академиях произошло открытие кафедр «Истории и обличения русского раскола и сектантства». Программа учебной дисциплины предполагала ознакомление студентов с историографией, историей развития, спецификой вероучения и современным состоянием старообрядчества. Важной составляющей курса являлось усвоение знаний о методике миссионерской работы среди старообрядцев и сектантов. Следуя примеру духовных академий, в 1850-е гг. отдельные семинарии также ввели преподавание расколоведения. Прямую поддержку инициативе введения преподавания и научного изучения истории старообрядства оказали митрополит Московский и Коломенский Филарет (Дроздов) (1782–1867), митрополит Санкт-Петербургский Григорий (Постников), митрополит Московский и Коломенский Макарий (Булгаков) (1816–1882), ректор Московской духовной академии профессор протоиерей Александр Горский (1812–1875)[1].

1.jpg 

Фото 1. Титульный лист первого номера журнала «Православный собеседник»
Казань: Казанская духовная академия, 1855 г.

Дальнейшая история расколоведения тесно связана с историей реформирования духовного образования Православной Российской Церкви. Состоявшееся в 1869 г. принятие нового устава духовных академий повлекло за собой введение научных специализаций, что предусматривало обязательное изучение «Истории и обличения русского раскола и сектантства» на церковно-исторических отделениях. Программа расколоведения этого периода включала обстоятельное рассмотрение истории старообрядчества и формирование у слушателей навыка проведения полемики с апологетами раскола. Проведенное преобразование способствовало стремительному становлению расколоведения как самостоятельной отрасли церковной науки. В 1875 г. московское православное братство святого митрополита Петра, созданное с целью проведения противодействия распространению раскола, начало выпуск первого специализированного расколоведческого издания – журнала «Братское слово». Редактором издания стал секретарь братства, заведующий кафедрой истории и обличения русского раскола и сектантства Московской духовной академии Н. И. Субботин (1827–1905). Несмотря на очевидные позитивные результаты произошедших преобразований, утвержденный в 1884 г. новый устав духовных академий пересмотрел принцип распределения учебных дисциплин по специализациям. Это повлекло за собой перевод расколоведения в категорию необязательных дисциплин, избираемых по желанию студентов. В контексте произошедших изменений расколоведению было усвоено новое официальное наименование – «История и обличение старообрядчества и сектантства». Поскольку принятие нового академического устава проходило в контексте активного роста численности сторонников старообрядческого раскола, Святейший Синод уже в 1888 г. опубликовал распоряжение об учреждении кафедр расколоведения в двенадцати духовных семинариях. К 1890 г. относится учреждение еще одного специализированного расколоведческого издания, каковым стал журнал «Миссионерский сборник», издававшийся рязанским православным братство в честь святителя Василия Рязанского. Редактором журнала выступил преподаватель Рязанской духовной семинарии (впоследствии ординарный профессор кафедры истории и обличения старообрядчества и сектантства Санкт-Петербургской духовной академии) П. С. Смирнов (1861–1933?). В 1891 г. последовало открытие кафедр «Истории и обличения раскола и сектантства» во всех духовных семинариях Православной Российской Церкви. Программы обучения этого периода включали изучение расколоведения в пятом и шестом классах семинарии[2]. Очевидность негативных последствий введения академического устава редакции 1884 г. повлекла за собой пересмотр отношения к вопросу преподавания расколоведения. Определением Святейшего Синода от 4 января 1897 г. учебная дисциплина «Обличение русского раскола» обретала статус обязательной для изучения в Московской духовной академии[3].

2.jpg

Фото 2. Титульный лист противораскольнического журнала «Братское слово»
Москва, 1855 г.

Очередная трансформация системы богословского образования Православной Российской Церкви связана с принятием новой редакции устава духовных академий, разработанной в 1910–1911 гг. Концепция преобразований этого периода предполагала приведение академического образования в соответствие со стандартами современной высшей школы и распределение преподаваемых дисциплин по принципу научной специализации. Итогом проведенной реформы стало выделение сектоведения («Истории и критики сектантства») в самостоятельную учебную дисциплину. В свою очередь расколоведение («История и критика раскола») определялось как общеобязательная дисциплина в рамках церковно-исторической специализации[4]. Означенная ситуация сохранялась до окончания рассматриваемого периода.

3.jpg

Фото 3. Титульный лист журнала «Миссионерский сборник»
Рязань, 1901 г.

Включение расколоведения в учебные планы духовных учебных заведений имело прямым следствием научное развитие данной отрасли знания. При этом необходимо отметить, что для расколоведческих исследований дореволюционного периода характерно сочетание методологии исторической науки и канонического права. Иными словами, работы означенного периода по-преимуществу представляют собой междисциплинарные исследования, в которых история развития старообрядчества оценивается с позиций канонических норм Православной Церкви. При этом монографии и публикации представителей церковной академической науки в большинстве случае имели изначально заданную цель апологии реформы русской литургической традиции сер. XVII ст. Таким образом, можно констатировать характерную для дореволюционного расколоведения обращенность к ценностному подходу как важнейшему критерию теоретико-методологической стратегии проводимых исследований.

4.jpg

Фото 4. Титульный лист учебного пособия П. С. Смирнова по расколоведению
Рязань, 1893 г.

 

  5.jpg

Фото 5. Титульный лист учебного пособия Н. И. Ивановского по расколоведению
Казань, 1910 г.

Развитие расколоведения в рассматриваемый период можно охарактеризовать как наиболее продуктивный за всю историю существования означенного научного направления. Наиболее значимый след в становлении науки о церковных расколах оставили митрополит Московский и Коломенский Макарий (Булгаков)[5], митрополит Санкт-Петербургский и Новгородский Григорий (Постников)[6], архиепископ Воронежский и Задонский Игнатий (Семенов) (1791–1850)[7], архиепископ Херсонский Никанор (Бровкович) (1826–1890)[8], архимандрит Павел (Леднев) (1821–1895)[9], протоиерей Александр Иванцов-Платонов (1835–1894)[10], священник Константин Попов (1853–?)[11], Е. Е. Голубинский (1834–1912)[12], И. Ф. Нильский (1831–1894)[13], А. П. Щапов (1831–1876)[14], Н. И. Ивановский (1840–1913)[15], Н. И. Субботин (1827–1905)[16], В. В. Андреев[17], А. А. Дмитриевский (1856–1929)[18], И. М. Громогласов (1869–1937)[19], П. С. Смирнов[20], К. Н. Николаев[21], А. Л. Синайский[22], Н. И. Попов (1834–1870)[23], Е. В. Барсов (1836–1917)[24], В. З. Белоликов (1887–1937)[25], И. Х. Стрельбицкий[26], М. Лонгинов[27], А. С. Пругавин (1850–1920)[28], Д. И. Сапожников[29], В. Огнев[30] и др.

Состояние расколоведения в советский период (1917–1991)

Реализация большевистской политики в сфере религии привела к разрушению системы православного богословского образования, что имело следствием прекращение традиции преподавания расколоведения. Вместе с тем, актуальные вызовы церковному единству побуждали представителей церковной науки к разработке отдельных направлений расколоведения. При этом, если в дореволюционный период расколоведение имело предметом изучения русское старообрядчество, то в светское время происходит расширение сферы исследований в рамках данной науки, обусловленное возникновением ряда новых церковных расколов.

Первыми исследованиями такого рода стали статья[31] и монография[32] архиепископа Ямпольского и Могилёвского Лоллия (Юрьевского) (1875–1935), ориентированные на критику постановлений Первого Всеукраинского церковного собора Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ) относительно допустимости совершения епископской хиротонии посредством возложения рук пресвитеров. Критике «самосвятских» хиротоний в УАПЦ посвящена изданная в 1925 г. книга обновленческого архиепископа Полтавского и Прилукского Иосифа (Кречетовича) (1873–1933)[33].

Особое место в истории богословско-канонического изучения церковных расколов занимают труды митрополита (впоследствии патриарха) Сергия (Страгородского) (1867–1944), возглавлявшего Русскую Православную Церковь в период ее наибольшей подверженности внутренним расколам и разделениям (1925–1944 гг.)[34]. В значительной степени заинтересованность патриарха Сергия данной проблематикой мотивировалась его стремлением к преодолению русских церковных нестроений (обновленческого и григорианского расколов, движения «непоминающих» и церковных разделений в диаспоре). С другой стороны, патриарх Сергий ставил задачу выработки богословской позиции в отношении инославных конфессий (в первую очередь англиканства и старокатоличества), активно развивавших экуменический диалог с Православной Церковью. В трудах патриарха Сергия рассматриваются такие важные проблемы расколоведения, как вопрос канонического статуса инославных и раскольнических сообществ, проблема признания крещений в расколе и инославии, вопрос определения канонического статуса хиротоний, совершаемых в отделившихся от кафолической Церкви христианских сообществах.

Произошедшее в сер. 1940-х гг. изменение вектора советской религиозной политики обусловило начало возрождения системы духовного образования Русской Православной Церкви[35], что не обошло стороной расколоведение. Так, учебные планы открытого в 1944 г. Московского православного богословского института включали дисциплину «История и разбор русского сектантства и раскола», а в учебные планы Московских богословско-пастырских курсов вводился курс «Сектоведение и расколоведение»[36]. Постановлением Ученого совета Московского православного богословского института от 7 июня 1944 г. назначение на должность заведующего кафедрой истории обличения раскола и сектантства получил доцент протоиерей Димитрий Боголюбов (1869–1953)[37]. В январе 1947 г. он получил утверждение в звании профессора кафедры истории и обличения раскола и сектантства и пребывал на своем посту вплоть до ухода на покой в 1951 г.[38] Не ограничиваясь преподаванием и руководством кафедрой, протоиерей Димитрий готовил для публикации в «Журнале Московской Патриархии» свои статьи по расколоведению[39].

10.jpg

Фото 6. Заведующий кафедрой истории и обличения раскола и сектантства Московской духовной академии в 1944–1951 гг. протоиерей Дмитрий Боголюбов

В 1946 г. состоялось открытие Ленинградской духовной академии, преобразование Московского православного богословского института в Московскую духовную академию (МДА), а богословско-пастырских курсов – в духовные семинарии. В контексте данных изменений Учебный Комитет Русской Православной Церкви утвердил учебные планы духовных семинарий, предполагавшие преподавание «Истории и обличения раскола и сектантства» во втором и третьем классах[40]. Однако на практике далеко не все семинарии придерживались установленного образца. Например, уже в июне 1948 г. педагогическое совещание Минской духовной семинарии приняло решение о включении сектоведческой проблематики в курс сравнительного богословия и выделении самостоятельного предмета «История раскола» для преподавания в четвертом классе. Аналогичным образом, в 1940–1950-е гг. учебные планы Московских духовных школ предполагали преподавание «Расколоведения» в рамках семинарского курса, а «Историю и разбор русского раскола» в цикле академического обучения[41].

11.jpg

Фото 7. Преподаватель расколоведения в Ленинградской духовной академии
С. А. Купрессов (1887–1965)

В возрожденной Ленинградской духовной академии (ЛДА) курс «Истории и обличения раскола и сектантства» читал профессор С. А. Купрессов (1887–1965), имевший опыт преподавания названной учебной дисциплины в дореволюционной Санкт-Петербургской (Петроградской) духовной семинарии. В 1949–1956 гг. доцентом (затем профессором) кафедры расколоведения ЛДА, а в 1956–1960 гг. профессором аналогичной кафедры в МДА являлся протоиерей Иоанн Козлов (1887–1971)[42]. В 1951 г. он был удостоен ученой степени магистра богословия за изданное еще в 1915 г. сочинение «В помощь миссионеру, пастырю и ревнителю Православия. Пособие по новейшей полемике с расколом, изложенное по предметам в алфавитном порядке»[43].

Помимо духовных академий и семинарий, преподавание расколоведения осуществлялось в рамках краткосрочных епархиальных богословско-пастырских курсов, рассчитанных на сообщение слушателям элементарных знаний о православном вероучении, церковной истории и литургической практике. Например, обучение на богословских курсах Орловско-Брянской епархии, действовавших в августе-сентябре 1947 г., предполагало изучение «Расколоведения» и «Сектоведения» как отдельных дисциплин[44].

Резолюцией Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I от 5 ноября 1955 г. утверждались новые учебные планы для духовных учебных заведений, в которых расколоведение приобретало наименование «Разбор учения русского раскола и сектантства». Придерживаясь прежнего взгляда на целесообразность разделения расколоведческой и сектоведческой проблематики, педагогический совет Минской духовной семинарии выделил в качестве самостоятельных учебных дисциплин «Разбор учения русского раскола» и «Разбор учения русского сектантства»[45].

Восстановление преподавания расколоведения могло иметь своим следствием научное развитие дисциплины посредством изучения истории церковных расколов и разделений новейшего периода, а также разработки теоретических вопросов расколоведческой проблематики. Однако этого не произошло. В 1960 г. Учебный Комитет Русской Православной Церкви принял новые учебные планы для духовных академий и семинарий, исключав преподавание расколоведения[46]. Данное решение не нашло поддержки лишь только со стороны педагогической корпорации Минской духовной семинарии, в которой курсы «Разбор учения русского раскола» и «Разбор учения русского сектантства» преподавались вплоть до закрытия учебного заведения[47]. Вынужденное прекращение деятельности Минской духовной семинарии в 1963 г. ознаменовало окончательное исчезновение расколоведения из системы русского духовного образования.

На протяжении последующих десятилетий преподавание истории церковных расколов осуществлялось в рамках отдельных церковно-исторических дисциплин («История Русской Православной Церкви», «История Поместных Православных Церквей» и др.). Научное развитие расколоведения в Московской духовной академии рассматриваемого периода отмечена защитой докторских диссертаций профессора протоиерея Василия Верюжского[48] и профессора К. Е. Скурата (впоследствии опубликованной)[49], магистерской диссертации архиепископа Феодосия (Процюка) (впоследствии опубликованной)[50], а также кандидатских диссертаций и курсовых сочинений иеродиакона Германа (Веретенникова)[51], И. Макаренко[52] и И. Христова[53]. В Ленинградской духовной академии состоялись защиты кандидатских диссертаций и курсовых сочинений архимандрита Иоанна (Снычева) (впоследствии издана)[54], протоиерея Н. Муллера[55], протоиерея Николая Свешникова[56], иеромонаха Серафима (Бондаря)[57] и А. Мисеюка[58]. В целом, прекращение преподавания расколоведения повлекло за собой снижение исследовательского интереса к проблематике церковных расколов, что в конечном итоге обусловило недостаточную разработанность данной отрасли церковно-исторического знания к нач. ХХI ст.

Особо следует отметить исследования расколов, проведенные церковными авторами, не притязавшими на соискание ученой степени в области богословия или церковной истории. Главной мотивацией этих исследователей являлось сохранение для истории той уникальной информации и личного жизненного опыта, которыми они обладали в силу своей причастности к эпохе и событиям, ознаменованным церковными разделениями. К рассматриваемой категории следует отнести крупные исследования по истории обновленческого раскола, проведенные А. Э. Левитиным-Красновым (1915–1991) в соавторстве с В. Шавровым[59], А. И. Кузнецовым[60], а также биографический каталог русских архиереев-обновленцев, составленный митрополитом Мануилом (Лемешевским)[61]. В 1994 г. увидело свет уникальное собрание исторических источников, систематизированных и сохраненных в тяжелые годы сталинских репрессий М. А. Губониным[62]. Многие из представленных в этом сборнике документов имеют непосредственное отношение к русским церковным расколам 1920–1930-х гг.

Подобно дореволюционному периоду, в советское время изучение истории церковных разделений представителями церковной науки предполагало рассмотрение истории и канонический анализ изучаемых схизматических сообществ. В силу означенного обстоятельства данные исследования практически лишены ориентации на освещение теоретических вопросов, связанных с выявлением общих закономерностей в развитии церковных расколов.

Развитие расколоведения в эмиграции
(1920–1980-е гг.)

Поступательное развитие расколоведения как учебной дисциплины и самостоятельной отрасли церковной науки оказалось прерванным революционными потрясениями 1917 г. и последовавшим за ними уничтожением системы духовного образования в советском государстве. Определенную преемственность в преподавании расколоведения обеспечили представители русской церковной эмиграции, непродолжительное время сохранявшие в программах подготовки священнослужителей изучение истории старообрядчества. Так, на протяжении 1923–1936 гг. «История и обличение русского старообрядчества и сектантства» преподавалось в пастырско-богословском училище Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ), действовавшем при болгарском монастыре святого Кирика в Станимаке[63]. В последующие годы расколоведение как самостоятельная учебная дисциплина не изучалась слушателями русских богословских учебных заведений в диаспоре. Проблематика старообрядческого раскола обзорно рассматривалась в рамках соответствующего раздела курса русской церковной истории.

Несмотря на угасание расколоведения как учебной дисциплины, научное изучение старообрядчества продолжили отдельные представители русского зарубежья. Так, в 1950–1960-е гг. на страницах журналов «Возрождение» (Париж) и «Вестник Русского студенческого христианского движения» (Париж–Нью-Йорк) вышли статьи С. А. Зеньковского (1907–1990) на означенную тематику[64]. В 1970 г. он опубликовал монографию «Русское старообрядчество: духовные движения семнадцатого века»[65], убедительно раскрывавшую духовно-психологические предпосылки и мотивацию русского церковного раскола XVII ст.

Другим видным исследователем старообрядчества в диаспоре являлся В. П. Рябушинский (1873–1955), опубликовавший монографию «Старообрядчество и русское религиозное чувство»[66]. Будучи убежденным старообрядцем, он усматривал в возникновении церковного раскола XVII ст. не столько следствие неприятия никоновских реформ, сколько проявление разности подходов к пониманию сути церковной жизни. Подобного подхода придерживался и М. Чернявский, в 1966 г. опубликовавший статью «Old Believers and the New Religion»[67].

Важным направлением расколоведческих исследований представителей русской диаспоры стало изучение проблематики церковных разделений, возникших в послереволюционное время. Одним из наиболее примечательных исследователей в этом направлении явился С. В. Троицкий (1878–1972), профессор Белградского университета и Свято-Сергиевского богословского института в Париже. Вышедшие из-под его пера монографии «Что такое "Живая Церковь"?»[68], «Размежевание или раскол»[69], «О неправде Карловацкого раскола»[70] и серия статей в «Журнале Московской Патриархии»[71] посвящались рассмотрению и каноническому анализу крупных политически мотивированных разделений в Русской Православной Церкви на родине и за рубежом. В отличие от большинства предшествовавших исследователей проблематики расколоведения, С. В. Троицкий значительное внимание уделял теоретическим вопросам. В частности, его публикации обращены на историко-каноническое осмысление феномена церковного раскола раскола, автокефалии, церковной юрисдикции и принципов взаимоотношения церковной области с кириархальной Церковью.

6.jpg

Фото 8. Титульный лист книги С. В. Троицкого «Что такое "Живая Церковь"?»
Варшава, 1927 г.

К рассмотрению проблематики обновленческого раскола и церковных разделений в русской эмиграции обращался в своих статьях[72] и монографии «Русская церковная смута (1921–1931)»[73] профессор И. А. Стратонов (1881–1942). Согласно его воззрениям, всякий административный разрыв группы православных христиан с кириархальной Церковью (в том числе и РПЦЗ) подпадает под строгое осуждение канонических правил и оценивается как раскол.  

Проблематике украинского автокефального раскола посвящена кандидатская диссертация К. В. Фотиева (1928–1990) «Попытки украинской церковной автокефалии в ХХ веке», написанная под научным руководством известного церковного историка профессора А. В. Карташева (1875–1960). Защищенная в 1955 г. в Свято-Сергиевском богословском институте в Париже, данная диссертация в том же году была опубликована в Мюнхене[74]. Исследование К. В. Фотиева примечательно тем, что оно явилось первой попыткой систематического научного рассмотрения феномена украинского раскола представителями русской церковной науки в эмиграции.

7.jpg

Фото 9. Титульный лист книги К. В. Фотиева «Попытки украинской церковной автокефалии в ХХ веке»
Мюнхен, 1955 г.

Научное изучение проблематики церковных расколов новейшего периода проводили также и представители Русской Православной Церкви Заграницей. Для их исследований характерна весьма специфическая оценка рассматриваемых явлений. Безусловно осуждая обновленческий, григорианский и автокефалистские расколы, представители РПЦЗ нередко высказывали крайне категоричные суждения в отношении Московского Патриархата и других Поместных Православных Церквей. Осмыслению обновленческого раскола и юрисдикционных разделений в русском зарубежье с позиций РПЦЗ посвящены исследования епископа Григория (Граббе) (1902–1995)[75], протопресвитера Михаила Польского (1891–1960)[76] и Н. Д. Тальберга (1886–1967)[77]. Рассмотрение истории украинского и белорусского автокефалистских расколов периода Второй мировой войны, содержится в исследованиях профессора университета Миннесоты В. И. Алексеева (1906–2002) и Ф. Г. Ставру[78]. Истории греческого старостильного раскола посвящена дипломная работа Г. Лардаса, защищенная в 1983 г. в Свято-Троицкой духовной семинарии в Джорданвилле[79]. В следующем году издательство Свято-Троицкого мужского монастыря в Джорданвилле опубликовало исследование С. Раевского «Липковщина или "самосвятство"»[80], посвященное проблематике украинского автокефального раскола 1920–1930-х гг.

8.jpg

Фото 10. Титульный лист книги И. Ф. Власовского «Нарис історії Української Православної Церкви»
Нью-Йорк–Саут-Баунд-Брук, 1966 г.

Примечательное направление в историографии церковных расколов новейшего периода сформировано исследователями украинского и белорусского автокефального движений, представлявшими диаспоры названных народов. Для исследований подобного рода характерны ориентированность на апологию автокефальных расколов при наличии богатого фактического и документального материала, доступного только для представителей данных схизматических сообществ. Истории украинского автокефального раскола посвящены труды архиепископа Иоанна (Теодоровича) (1887–1971)[81], В. Свистуна[82], протоиерея Митрофана Явдася (1903–1966)[83], И. Ф. Власовского (1883–1969)[84], протопресвитера Никодима Пличковского[85], протопресвитера Демида Бурко (1894–1989)[86], С. Савчука[87], Ю. А. Мулик-Луцик (1913–1991)[88] и др. Особым значением при изучении истории Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ) обладает изданный в 1946 г. во Франкфурте-на-Майне сборник документов Первого Всеукраинского Церковного Собора (1921 г.)[89].

История Белорусской автокефальной православной церкви (БАПЦ) нашла отражение в исследовании И. И. Косяка (1909–1989) «З гісторыі Праваслаўнай Царквы беларускага народу» («Из истории Православной Церкви белорусского народа»)[90] и сборнике «Збор дакумантаў Сьв. Беларускае Аўтакефальнае Праваслаўнае Царквы (На выгнаньні)» («Собрание документов Св. Белорусской Автокефальной Православной Церкви (В изгнании)»)[91], опубликованном в 1983 г. консисторией БАПЦ.

9.jpg

Фото 11. Титульный лист книги И. И. Косяка
«З гісторыі Праваслаўнай Царквы беларускага народу»
Нью-Йорк, 1956 г.

Тесная взаимосвязь истории церковных расколов и разделений 1920–1940-х гг. (обновленчество, григорианство, автокефалистские схизмы, движение «непоминающих», церковные разделения в эмиграции и др.) с общим ходом русской церковной жизни обусловила значительный интерес к расколоведческой проблематике в исследованиях канадского профессора Д. В. Поспеловского (1935–2014), посвященных истории Русской Православной Церкви в ХХ в.[92]

Изучение церковных расколов новейшего периода в трудах иностранных авторов
1950–1980-х гг.

Помимо отечественных исследователей, изучением церковных расколов и разделений в новейшей истории Поместных Православных Церквей занимались также иностранные церковные и светские специалисты. Среди них значительный интерес представляет докторская диссертация архиепископа Афинского и всея Эллады Христодула (Параскеваидиса)[93], посвященная истории греческого старостильного раскола и написанная с использованием значительного количества уникальных исторических документов.

Монография английского исследователя Вильяма Флетчера «The Russian Orthodox Church Underground. 1917–1970»[94], раскрывает сложные перипетии российской церковной истории в период агрессивной антирелигиозной большевистской политики, уделяя значительное внимание церковным расколам и разделениям 1920–1940-х гг.

Проблематика русских церковных разделений первой пол. ХХ ст. подымается также в монографии Дж. Куртиса «The Russian Church and the Soviet State, 1917–1950», опубликованной в 1953 г.[95]

Изучение церковных расколов в советской науке

Установление советского политического строя имело прямым следствием уничтожение системы духовного образования и жесткий идеологический контроль над всеми формами научной деятельности. В силу означенного обстоятельства академическое расколоведение как самостоятельная отрасль церковной науки фактически прекратило свое существование. Изучение старообрядчества в новых исторических условиях практически полностью перешло в сферу компетенции советских ученых, рассматривавших феномен русского церковного раскола с позиций марксистско-ленинской теории. Среди наиболее примечательных исследователей старообрядчества советского периода можно отметить С. Ф. Платонова[96], В. Ф. Миловидова[97], А. Катунского[98], В. Г. Карцова[99], Н. М. Никольского[100], М. С. Корзун[101], Н. Н. Покровского[102] и др. Основной смысловой акцент в аналитической части работ этих авторов делался на социальном, классовом, экономическом и иных внешних аспектах старообрядческого раскола. Идеологическая ангажированность исследований старообрядчества советского периода существенно снижает значимость содержащихся в них выводов для церковно-исторической науки в целом и расколоведения в частности. Однако бесспорным достоинством трудов советских ученых в названной отрасли научного знания является глубокая разработанность проблемы в историческом, археографическом, литературном, культурологическом и иных направлениях, что позволило раскрыть многие важные аспекты историко-культурного и религиозного развития старообрядчества.

Помимо исследований о старообрядчестве, уже в 1920-е гг. появляются работы коммунистических авторов, посвященные проблематике новейших церковных разделений в Православной Российской Церкви. Эти исследования отличает ярко выраженная антирелигиозная нетерпимость и замкнутость на марксистских идеологических установках, оценивавших религию исключительно в социально-классовом измерении. Среди работ данного направления необходимо отметить монографии и публикации И. И. Скворцова-Степанова[103], В. Рожицина[104], В. Д. Бонч-Бруевича[105] и др.

Следующий этап изучения церковных разделений ХХ в. советскими историками и религиоведами берет свое начало в 1950-е гг. и продолжается до 1991 г. С этого времени в сферу исследовательского интереса светской науки вошла проблематика «катакомбного движения», возникшего еще в 1920–1930-е гг. по причине нежелания определенной части священнослужителей и верующего народа признать легитимность советской власти и линию политической лояльности, проводившуюся Московской Патриархией. Среди исследований данной проблематики необходимо отметить работы А. И. Клибанова[106], Л. Н. Митрохина[107], З. А. Никольской[108], И. А. Крывелева[109], А. И. Демьянова[110] и др. К этому же периоду относится исследование Н. С. Гордиенко, П. М. Комарова и П. К. Курочкина, посвященное истории Русской Православной Церкви Заграницей и советской оценки ее деятельности[111]. Осмыслению истории обновленческого раскола с позиций марксистской идеологии посвящены исследования Н. С. Гордиенко[112], П. К. Курочкина[113], Р. Ю. Плаксина[114], И. Я. Трифонова[115], М. М. Шейнмана[116], А. А. Шишкина[117].

Изучение церковных расколов в российской, украинской и белорусской науке
постсоветского периода

Освобождение исторической науки от государственной цензуры, замыкавшей ученых в прокрустово ложе марксистско-ленинской теории, привело к появлению целого ряда независимых исследований старообрядческого раскола, обладающих несомненной научной ценностью. Корпус этих исследований настолько велик, что в рамках настоящей работы не представляется возможным проведение полного анализа литературы по старообрядчеству, появившейся в 1990–2010-е гг. По этой причине следует ограничиться упоминанием наиболее примечательных исследований, авторами которых являются Б. А. Балалыкин[118], М. О. Шахов[119], Б. П. Кутузов[120], О. П. Ершова[121], В. В. Машковцева[122], Н. В. Асипова[123], Е. В. Скрипкина[124] и др.

Помимо изучения старообрядчества, светские исследователи постсоветского периода провели большую работу по изучению расколов и разделений, возникших в новейшей церковной истории. Основной массив этих исследований посвящен русским церковным расколам 1920–1930-х гг. и украинскому автокефальному расколу. Среди многочисленных научных исследований названного направления необходимо упомянуть работы А. С. Степанова[125], С. П. Шестакова[126], О. М. Игнатуша[127], Г. В. Лаврик[128], С. И. Жилюка[129], И. Биланича[130], А. Зинченко[131], А. М. Киридон[132] и др. Истории обновленческого раскола на территории Беларуси посвящена диссертация В. В. Бараненко[133].

Другим направлением исследовательской деятельности авторов постсоветского периода стала разработка новых методологических подходов к осмыслению феномена церковных расколов. В 1996 г. российский историк и искусствовед В.Л. Махнач предложил культурологическую теорию возникновения расколов, согласно которой наиболее неблагополучными для церковного единства являются периоды смены культурно-исторических эпох и устоявшихся фаз состояния этноса[134]. В 2009–2010 гг. российские религиоведы А.К. Погасий и А.Н. Лещинский представили оригинальную религиоведческую типологию разделений в христианстве, основанную на анализе предпосылок их возникновения, хронологии развития, последствий и отношения к Вселенскому Православию[135].

Расколоведение в системе русского богословского образования
в постсоветский период

Падение советского политического строя открыло новый период в изучении церковных расколов и разделений. Исчезновение системы идеологического контроля в научной жизни России, Украины, Белоруссии и стран Восточной Европы стимулировало появление новых независимых религиоведческих, богословско-канонических и исторических исследований расколоведческой проблематики. Другими позитивными факторами, обусловившими активизацию исследований церковных расколов в этот период, следует признать появление возможности свободного доступа к государственным архивам и отсутствие внешних преград к международному научному сотрудничеству. В рассматриваемый период изучение проблематики церковных расколов в духовных учебных заведениях Русской Православной Церкви продолжилось в рамках дисциплин «История Русской Православной Церкви», «История Поместных Православных Церквей», «Каноническое право». Характерной тенденцией церковной науки этого времени является ослабление исследовательского интереса к истории старообрядчества и большая заинтересованность расколами ХХ в.

Впервые в постсоветский период возвращение к преподаванию расколоведения осуществила Общецерковная аспирантура и докторантура им. св. Кирилла и Мефодия, введя авторский учебный модуль «Проблематика церковного единства» руководителя Патриаршего центра древнерусской богослужебной традиции протоиерея Иоанна Миролюбова. В рамках модуля на протяжении 2009–2018 гг. сотрудники Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата преподавали дисциплины «Старообрядческий раскол и перспективы его уврачевания», «Каноническая проблематика расколов» и «История церковных разделений».

В августе 2011 г. Ученый Совет Минской духовной академии принял решение о восстановлении систематического преподавания курса «Расколоведение» для студентов выпускного курса. Первая учебная программа Минской духовной академии по «Расколоведению» предполагала систематическое рассмотрение истории русских, белорусских и украинских церковных разделений XX – нач. XXI ст., не изучаемых или изучаемых в недостаточной степени в рамках дисциплин «История Русской Православной Церкви» и «История Белорусской Православной Церкви»[136]. Впоследствии в учебные планы магистратуры и аспирантуры Минской духовной академии вошли спецкурсы «Расколоведение. Введение в понятийный аппарат», «Современные расколы в Поместных Православных Церквях» и «Современные расколы на канонической территории Русской Православной Церкви»[137].

Среди исследований, проведенных в Московской духовной академии в постсоветский период, необходимо отметить кандидатские диссертации игумена Герасима (Поповича)[138], иеромонаха Николая (Севастиянова)[139] и И.З. Якимчука[140], посвященные расколам в новейшей истории Поместных Православных Церквей. Кандидатские диссертации выпускников Киевской духовной академии А. Свинарева[141] и А. Драбинко (впоследствии издана)[142] ориентированы на историческое изложение и канонический анализ украинского автокефального раскола. Защищенные в Минской духовной академии кандидатские диссертации Д. Шиленка[143] и А. В. Слесарева[144] (впоследствии изданные) посвящены истории обновленческого раскола в Белоруссии и истории старостильного раскола, получившего распространение в пределах территории канонической ответственности тринадцати Поместных Православных Церквей. Проблематике богословско-канонических аспектов расколоведения, а также церковным расколам в Русской Православной Церкви и Поместных Православных Церквях посвящены последующие публикации А.В. Слесарева[145].

Среди исследований церковных расколов и разделений, проведенных выпускниками и преподавателями Свято-Тихоновского гуманитарного университета необходимо отметить диссертации, монографии и публикации священника Александра Мазырина[146], А. А. Кострюкова[147], а также монографию В. И. Петрушко[148].

Значительный вклад в изучение истории расколов и разделений в Русской Православной Церкви в ХХ в. внесли работы М. В. Шкаровского[149], А. Беглова[150], И. И. Осиповой[151], протоиерея Валерия Лавринова[152], А. В. Журавского[153], А. М. Катаева[154], иеродиакона Ионы (Яшунского)[155] и др.

Нередко значительное внимание проблематике церковных расколов и разделений уделяется в общих исследованиях по новейшей истории Русской Православной Церкви, среди которых в первую очередь необходимо отметить труды протоиерея Владислава Цыпина[156], протоиерея Георгия Митрофанова[157], М. В. Шкаровского[158] и др. Отдельного упоминания заслуживает книжная серия «Новомученики и исповедники Российские перед лицом богоборческой власти», в рамках которой издано десять книг[159], посвященных научно-историческому изучению «правой церковной оппозиции» 1920–1930-х гг. и «катакомбного» движения. Особенностью серии является привлечение большого количества уникальных архивных материалов и ярко выраженная симпатия авторов к позиции оппонентов Московской Патриархии.

12.jpg

В 2021 г. издательский дом «Познание» совместно с Общецерковной аспирантурой и докторантурой им. св. Кирилла и Мефодия выпустил книгу проректора по научной работе Минских духовных академии и семинарии А. В. «Расколоведение. Введение в понятийный аппарат»[160]. В книге рассматриваются теоретические вопросы, отражающие экклезиологические, канонические и социально-психологические аспекты феномена церковных расколов. Изложение материала строится на авторской классификации возможных форм разрыва единства Православной Церкви с учетом специфики и внутренних закономерностей развития расколообразующего конфликта. Каноническая оценка проблематики предполагает анализ возможных ситуаций, связанных с уклонением в раскол, пребыванием в расколе и воссоединением раскольников с Церковью.

Подводя итог настоящему историческому обзору, можно сделать вывод о глубокой укорененности расколоведения в традициях духовного образования Русской Православной Церкви. Введение истории русского старообрядчества в учебные планы духовных академий и семинарий дореволюционного периода обуславливалось потребностью в подготовке специалистов, обладающих необходимыми компетенциями для проведения миссионерской работы и противодействия распространению раскола. В нач. XXI ст. актуальность возобновления систематического преподавания расколоведения продиктована возникновением новых раскольнических движений, ставящих под угрозу каноническое единство Русской Православной Церкви и требующих компетентного реагирования.



[1] Глубоковский Н. Н. Русская богословская наука в ее историческом развитии и новейшем состоянии. С. 89; Добромыслов В. П. Макарий Булгаков, митрополит Московский как расколовед: в 2-х ч. Ч. 1. Рязань, 1900. С. 1–101; Кузоро К. А. Преподавание истории и обличения церковного раскола на миссионерских отделениях духовных академий и семинарий второй половины XIX – начала XX вв.: по архивным данным // Макарьевские чтения: материалы восьмой международной конференции (21–23 ноября 2009 года) / Отв. ред. В.Г. Бабин. Горно-Алтайск: ГАГУ, 2009. С. 43–48; Синицына Н. В. К истории раскола последней трети XVII в. (Соловецкое и Московское восстания) // Макарий (Булгаков), митрополит. История Русской Церкви. Кн. 7. М.: Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1997. С. 501; Сухова Н. Ю. Вертоград наук духовный: сборник статей по истории высшего духовного образования в России XIX – начала ХХ века. М.: ПСТГУ, 2007. С. 252–253.

[2] Агеева Е. А., Знатнов А. В. «Братское слово» // Православная энциклопедия. М., 2003. Т. 6. С. 199–201; Ивановский Н. И. Современная нужда в усилении преподавания в духовных семинариях истории и обличения расколо-сектантства // Миссионерское обозрение. Журнал внутренней миссии. 1906. № 1. С. 7; Карпук Д. А. Научно-исследовательская и преподавательская деятельность доцента Санкт-Петербургской духовной академии по кафедре церковного права В. Г. Соломина (1881–1918) // Вестник Исторического общества Санкт-Петербургской духовной академии. 2020. № 1 (4). С. 279–280; Определение Святейшего Синода № 1127 от 25 мая – 14 июня 1888 г. об открытии самостоятельных кафедр по истории и обличению русского раскола и сектантства в 12 духовных семинариях // Церковные ведомости. 1888. № 26. С. 163; Синицына Н. В. К истории раскола последней трети XVII в. С. 501; Смолич И.К. История Русской Церкви. 1700–1917. Ч. 1. С. 461, 467–468; Уставы православных духовных семинарий и училищ, Высочайше утвержденные 22 августа 1884 года, с относящимися к ним постановлениями Святейшего Синода. СПб.: Синодальная типография, 1888. С. 147.

[3] Арсений (Стадницкий), митрополит. Дневник. 1880–1901. Т. 1. М.: ПСТБИ, 2006. С. 550.

[4] Кузоро К. А. Исследование старообрядчества в духовных академиях второй половины ХIХ – начала ХХ вв. // Макарьевские чтения: материалы шестой международной конференции (21–23 ноября 2007 года) / Ред. В. Г. Бабин. Горно-Алтайск: РИО ГАГУ, 2007. С. 164–172; Смолич И. К. История Русской Церкви. 1700–1917. Ч. 1. С. 485–486.

[5] Макарий (Булгаков), митрополит. История русского раскола, известного под именем старообрядства. Изд. 1-е: СПб., 1855. 367 с.; Изд. 2-е: СПб., 1858; Изд. 3-е: СПб., 1889.

[6] Григорий (Постников), митрополит. Истинно-древняя и истинно-православная христианская церковь Христова: изложение в отношении к глаголемому старообрядчеству: в 2-х ч. СПб., 1856; Ч. 1. 363 с.; Ч. 2. 345 с.

[7] Игнатий, архиепископ Воронежский и Задонский. История о расколах в Церкви Российской. СПб., 1849; 355 с.

[8] Никанор (Бровкович), архимандрит. Описание некоторых сочинений, написанных русскими раскольниками в пользу раскола. СПб., 1861; Т. 1. 291 с.; Т. II. 340 с.; Его же. О перстосложении для крестного знамения и благословения // Странник. 1888. № 12. С. 605–639; 1889. № 1. С. 34–61; № 2. С. 243–252; № 3. С. 410–423; № 4. С. 614–628; № 5. С. 38–50; № 6/7. С. 229–266; № 8. С. 478–506; № 9. С. 23–38; № 10. С. 209–224; № 11. С. 377–388; № 12. С. 588–618; 1890. № 1. С. 14–48; № 2. С. 170–205; № 3. С. 358–402.

[9] Павел (Леднев), архимандрит. Замечания на книгу поморских ответов: С приложением замечаний на 21-й ответ в книге «Щит веры». 2-е изд. М., 1891. 518 с.; Его же. Замечания на книгу, известную под именем «Вопросов Никодима». М., 1887. 187 с.; Его же. Краткие известия о существующих в расколе сектах об их происхождении, учении и обрядах, с краткими о каждой замечаниями, архимандрита Павла. М., 1885. 88 с.; Его же. Краткое руководство к познанию правоты святой церкви и неправоты раскола, изложенное в разговорах между старообрядцем и православным: [С приложением разговора о том, погрешают или не погрешают именуемые старообрядцы в догмах веры]. М., 1894. 191 с.; Его же. Никольского единоверческого монастыря архимандрита Павла беседы о свидетельствах и святоподобиях, приводимых поповцами в защиту их глаголемого священства. М., 1896. 122 с.

[10] Иванцов-Платонов Александр, протоиерей. Ереси и расколы первых трех веков христианства. Ч. 1: Обозрение источников для истории древнейших сект. М., 1877. 348 с.

[11] Попов К. А. Раскол и его путеводители. М, 1901. 629 с.; Его же. В мире старообрядцев беспоповской секты. М., 1902; 22 с.

[12] Голубинский Е. Е. К нашей полемике со старообрядцами. М., 1905. 260 с.; Его же. Об образе действования православных государей греко-римских в IV, V и VI вв. в пользу Церкви, против еретиков и раскольников // Прибавления к Творениям святых отцов в русском переводе. М., 1859; Ч. 13. С. 49–115.

[13] Нильский И. Ф. Об антихристе против раскольников. СПб., 1859; Его же. Семейная жизнь в русском расколе. Исторический очерк раскольнического учения о браке. Выпуск первый (от начала раскола до царствования императора Николая I). СПб., 1869.; Его же. Семейная жизнь в русском расколе. Исторический очерк раскольнического учения о браке. Выпуск второй (царствование императора Николая I. СПб., 1869; Его же. Семейная жизнь в русском расколе в настоящее царствование (отношение к вопросу о браке заграничных раскольников – беспоповцев). СПб., 1871.

[14] Щапов А. П. Русский раскол старообрядства, рассматриваемый в связи с внутренним состоянием Русской Церкви и гражданственности в XVII веке и в первой половине XVIII. Казань, 1859. 547 с.; Его же. Земство и раскол. СПб., 1862; 162 с.

[15] Ивановский Н. И. Два чтения по старообрядческому расколу. СПб., 1892. 73 с.; Его же. Руководство по истории и обличению старообрядческого раскола. Казань, 1905. 279 с.; Его же. Критический разбор учения неприемлющих священства старообрядцев о церкви и таинствах. Казань, 1883 и др.

[16] Субботин Н. И. Дело патриарха Никона. М., 1862. 261 с.; Его же. История белокриницкой иерархии: в 2-х т. М., 1874 (1897); Его же. Несколько слов о новейших событиях в расколе. М., 1867. 40 с.; Его же. Новый раскол в расколе. М., 1867; Его же. О сущности и значении раскола в России. СПб., 1892. 50 с.; Его же. О причинах и последствиях первоначального отделения старообрядцев от православной церкви. М., 1874; Его же. Переписка раскольнических деятелей. Вып. 1. М., 1887. 252 с.; Вып. 2. М., 1889. 394 с.; Вып. 3. М., 1889. 348 с.; Его же. Происхождение ныне существующей у старообрядцев так называемой Австрийской или Белокриницкой иерархии. М., 1874. 548 с.; Его же. Раскол как орудие враждебных России партий. М., 1867. 198 с.; Его же. Мысли и заметки по вопросам о расколе. М., 1901. 63 с. и др.

[17] Андреев В. В. Раскол и его значение в народной русской истории. Исторический очерк. СПб., 1870. 416 с.

[18] Дмитриевский А. А. Исправление книг при патриархе Никоне и последующих патриархах / Под ред. В.В. Калугина. М.: Языки славянской культуры, 2004. 160 с.

[19] Громогласов И. М. К вопросу о раскольнической Белокриницкой иерархии с канонической точки зрения // Богословский вестник. 1895. Т. 4. № 10. С. 40–74; Его же. О сущности и причинах русского раскола так называемого старообрядства: Пробная лекция // Богословский вестник. 1895. Т. 2. № 4. С. 27–49; № 5. С. 235–268; Его же. Русский раскол и вселенское Православие: Публичное богословское чтение // Богословский вестник. 1898. Т. 2. № 4. С. 26–45; № 5. С. 141–165.

[20] Смирнов П. С. Внутренние вопросы в расколе в XVII веке: Исследование из начальной истории раскола по вновь открытым памятникам, изданным и рукописным. СПб., 1898. 504 с.; Его же. Из истории раскола первой половины XVІІІ в. СПб., 1908. 233 с.; Его же. Из лекций по обличению русского раскола, 1903–1904. СПб., 1904. 166 с.; Его же. Из истории раскола первой половины XVIII века: По неизданным памятникам. СПб., 1908. IV, 233 с.; Его же. История русского раскола старообрядчества. Изд. 1-е: Рязань, 1893. 275 с.; Изд. 2-е: СПб., 1895. 275, 4, IV с.; Его же. Лекции по истории и обличению русского раскола: Читано проф. П. С. Смирновым студентам IV-гo курса Петроградской Духовной Академии в 1915–1916 учеб. году. Петроград, 1916. 192 с. и др.

[21] Николаев К. Н. Очерк истории поповщины с 1846 г. М., 1865. 137 с.

[22] Синайский А. Л. Отношение русской церковной власти к расколу старообрядчества в первые годы синодального управления при Петре Великом (1721–1725). СПб., 1895; 389 с.

[23] Попов Н. И. Сборник из истории старообрядчества. М., 1864. 162 с.; Сборник для истории старообрядчества, издаваемый И. Поповым. М., 1864. 317 с.

[24] Барсов Е. В. Новые материалы для истории старообрядчества XVІІ–XVІІІ вв. М., 1890; 243 с.

[25] Белоликов В. З. Историко-критический обзор существующих мнений о происхождении, сущности и значении русского раскола старообрядчества. Киев, 1913; 49 с.

[26] Стрельбицкий И. Х. История русского раскола известного под именем старообрядчества. Одесса, 1889; 238 с.

[27] Лонгинов М. Русское старообрядчество. Казань, 1859; 281 с.

[28] Пругавин А. С. Старообрядчество во второй половине ХІХ в. Очерки из новейшей истории раскола. М., 1904. 208 с.; Его же. Раскол-сектанство. Материалы для изучения религиозно-бытовых движений русского народа собранные А. С. Пругавиным. Библиография старообрядчества и его развития. Вып. 1. М., 1887. 523 с.

[29] Сапожников Д. И. Самосожжение в русском расколе (со второй половины ХVІІ в. до конца ХVІІІ в.): Исторический очерк по архивным документам. М., 1891; 179 с.

[30] Огнев В. Несколько слов о происхождении раскола в Русской Церкви // Православное обозрение. 1861. № 11. С. 316–337.

[31] Лоллий, епископ. Украинская лжеиерархия (Липковщина) // Український православний благовісник. Харьків. 1926. № 19–24; 1927. № 1–22.

[32] Лоллий (Юрьевский), архиепископ. Александрия и Египет. СПб.: Журнал «Нева», Летний Сад, 2001. 496 с.

[33] Иосиф (Кречетович), архиепископ. Происхождение и сущность самосвятства липковцев. Харьков, 1925. 44 с.

[34] Сергий (Страгородский), митрополит. Значение апостольского преемства в инославии // Журнал Московской Патриархии в 1931–1935 годы. М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2001. С. 242–260; Его же. Отношение Церкви Христовой к отделившимся от нее обществам // Православие и экуменизм. Документы и материалы. М.: Изд.во МФТИ, 1998. С. 86–108.

[35] Цыпин Владислав, протоиерей. История Русской Церкви. 1917–1997. М.: Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1997. С. 622–626; Шкаровский М.В. Санкт-Петербургские (Ленинградские) духовные школы во 2-й половине ХХ – начале ХХI века // Вестник церковной истории. 2008. № 4 (12). С. 171–172.

[36] Григорий (Чуков), архиепископ. Учреждение духовно-учебных заведений // ЖМП. 1943. № 3. С. 23.

[37] Муравьев Н., Лебедев Н. Проф.-прот. Д.И. Боголюбов (Некролог) // ЖМП. 1953. № 7. С. 6; Савинский С.В. Московские Православные Духовные Академия и Семинария в 1946/47 учебном году // ЖМП. 1947. № 7. С. 29.

[38] Муравьев Н., Лебедев Н. Проф.-прот. Д.И. Боголюбов (Некролог) // ЖМП. 1953. № 7. С. 6; Савинский С.В. Московские Православные Духовные Академия и Семинария в 1946/47 учебном году // ЖМП. 1947. № 7. С. 29.

[39] Боголюбов Димитрий, протоиерей. О вожделенном церковном мире: (Братское обращение к старообрядцам, приемлющим священство) // ЖМП. 1946. № 3. С. 22–25; Его же. Братский ответ старообрядцам, вопрошающим о Белокриницкой иерархии // ЖМП. 1946. № 7. С. 31–34.

[40] Архив МинДС. Ф. 1. Оп. 1. Д. 21. Л. 3–4; Цыпин Владислав, протоиерей. История Русской Церкви. 1917–1997. С. 626–627; Шкаровский М.В. Санкт-Петербургские (Ленинградские) духовные школы. С. 174–175.

[41] Архив МинДС. Ф.1. Оп.1. Д.21. Л. 53–53 об.; Трофимчук М.Х. Академия у Троицы. Воспоминания о Московских духовных школах. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2005. С. 98, 143.

[42] Георгиевский А. И. Профессор-протоиерей Иоанн Козлов // ЖМП. 1971. № 11. С. 34–35; Матвеев А. Проф. С.А. Купрессов (Некролог) // ЖМП. 1966. № 2. С. 30.

[43] Георгиевский А.И. Профессор-протоиерей Иоанн Козлов // ЖМП. 1971. № 11. С. 34–35; Козлов Иоанн, священник. В помощь миссионеру, пастырю и ревнителю Православия. Пособие по новейшей полемике с расколом, изложенное по предметам в алфавитном порядке. Петроград, 1915. 571 с.

[44] Колесников Б., протоиерей. Из Орловской епархии // ЖМП. 1947. № 11. С. 65.

[45] Архив МинДС. Ф. 1. Оп. 1. Д. 17. Л. 28–29; Архив МинДС. Ф. 1. Оп. 1. Д. 38. Л. 33.

[46] Карпук Дмитрий. Ленинградские духовные школы в годы обучения протоиерея Александра Меня (1959–1963 гг.) // Санкт-Петербургская Православная Духовная Академия [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.spbda.ru/news/a-646.html. Дата доступа: 12.02.2012.

[47] Архив МинДС. Ф. 1. Оп. 1. Д. 39. Л. 29, 45–48.

[48] Верюжский Василий, профессор-протоиерей. Болгарский народ под греческой церковной властью преимущественно в XIX веке. Происхождение греко-болгарского церковного вопроса и болгарской схизмы. (Опыт церковно-исторического исследования): Дис. … магистр. церк. истории. В 2-х т. М.: МДА, 1954; Т. 1. 390 с.; Т. 2. 392–757 с.; Его же. Происхождение греко-болгарского церковного вопроса и болгарской схизмы // ЖМП. 1948. № 7. С. 23–32; № 11. С. 47–59; № 12. С. 31–44.

[49] Скурат К.Е. Поместные Православные Церкви. Грузинская, Сербская, Румынская, Болгарская, Кипрская, Элладская, Албанская, Польская, Чехословацкая и Православная Церковь в Америке: Дис. … докт. церк. истории. В 8-ми т. Загорск, 1977: Т. 1. 259 с.; Т. 2. 271 с.; Т. 3. 224 с.; Т. 4. 268 с.; Т. 5. 136 с.; Т. 6. 166 с.; Т. 7. 151 с.; Т. 8. 155 с.; Его же. История Поместных Православных Церквей: в 2-х т. М.: Русские огни, 1994; Т. 1. 336 с.; Т. 2. 320 с.

[50] Феодосий (Процюк), архиепископ. Обособленческие движения в Православной Церкви на Украине с 1917 по 1943 гг. (По материалам Киевской, Харьковской и Полтавской епархий. С фотографиями): Дис. … магистр. церк. истории. В 6-ти частях. Загорск: МДА, 1979: Ч. 1. 189 с.; Ч. 2. 190–392 с.; Ч. 3. 393–592 с.; Ч. 4. 596–771 с.; Ч .5. 285 с.; Ч. 6. 123 с.; Именной указатель. 27 с.; Феодосий (Процюк), митрополит. Обособленческие движения в Православной Церкви на Украине (1917–1943). М.: Изд. Крутицкого подворья, Общество любителей церковной истории, 2004. 640 с.

[51] Герман (Веретенников), иеродиакон. Грузинская Православная Церковь. 1800–1970: Дис. … канд. богословия. Загорск: МДА, 1974; 206 с.

[52] Макаренко И. Грузинская Церковь в период с 1917 по 1937 гг. в связи с вопросом ее автокефалии: Курс. соч. … канд. богословия. Загорск: МДА, 1959; 265 с.

[53] Христов И. Русско-болгарские церковные отношения в период так называемой «Болгарской схизмы»: Дис. … канд. богословия. Загорск: МДА, 1957; 145 с.

[54] Иоанн (Снычев), архимандрит. Церковные расколы в Русской Церкви 20-х и 30-х годов ХХ столетия: «Григорианский», «Ярославский», «Иосифлянский», «Викторианский» и др., их особенность и история: Дис. … магистра церковной истории. Л.: ЛДА, 1966. 327 с.; Иоанн (Снычев), митрополит. Церковные расколы в Русской Церкви. Самара: Православная Самара, 1997. 364 с.

[55] Муллер Н., протоиерей. Полемика между поповцами и беспоповцами во 2-ой половине ХVIII века: Курс. соч. … канд. богословия. Л.: ЛДА, 1962; 189 с.

[56] Свешников Николай, протоиерей. История взаимоотношений Русской и Грузинской Церквей: Курс. соч. … канд. богословия. Л.: ЛДА, 1968; 335 с.

[57] Серафим (Бондарь), иеромонах. Австрийская иерархия перед судом истории и канонов: Курс. соч. … канд. богословия. Л.: ЛДА, 1951; 182 с.

[58] Мисеюк А. Вопрос о происхождении раскола старообрядчества в русской исторической литературе: Курс. соч. … канд. богословия. Л.: ЛДА, 1964; 219 с.

[59] Левитин Анатолий, Шавров Вадим. Очерки по истории русской церковной смуты: в 3-х ч. Küsnacht (Schweiz), 1977; Ч. 1. 296 с.; Ч. 2. 338 с.; Ч. 3. 419 с.

[60] Кузнецов А.И. Обновленческий раскол в Русской Церкви // «Обновленческий» раскол. (Материалы для церковно-исторической и канонической характеристики) / Сост. И.В. Соловьев. М.: Изд. Крутицкого подворья, Общество любителей церковной истории, 2002. С. 129–605.

[61] Мануил (Лемешевский), митрополит. Каталог русских архиереев-обновленцев. Материал для «Словаря русских архиереев-обновленцев» (1922–1944) // «Обновленческий» раскол. (Материалы для церковно-исторической и канонической характеристики) / Сост. И.В. Соловьев. М.: Изд. Крутицкого подворья, Общество любителей церковной истории, 2002. С. 607–998.

[62] Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917–1943 / Сост. М.Е. Губонин. М.: ПСТБИ, Братство во Имя Всемилостивого Спаса, 1994; 1064 с.

[63] Сухова Н. Ю. Русские богословские школы за рубежом: сохранение традиции и поиск нового (1920–1940-е гг.) // Материалы XVIII Ежегодной Богословской конференции Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета: в 2-х т. Т. I. М., 2008. С. 263–272.

[64] Зеньковский С. А. Житие духовидца Епифания // Возрождение. Париж. 1966. № 173. С. 68–87; Его же. Иван Неронов (Очерк из истории русской церкви в XVII в.) // Вестник РСХД. Париж-Нью-Йорк. 1954. № 31. С. 11–17; Его же. Раскол и судьбы империи // Возрождение. Париж. 1955. № 39. С. 112–195.

[65] Зеньковский С. А. Русское старообрядчество: духовные движения семнадцатого века. Munchen: Wilhelm Fink Verl., 1970.

[66] Рябушинский В. П. Старообрядчество и русское религиозное чувство / Сост., вступ. очерк и комментарии В.В. Нехотина В. Н. Анисимовой, М. Л. Гринберга. М.: Мосты культуры, 2010; 452 с.

[67] Cherniavsky M. Old Believers and the New Religion // Slavic Review. Stanford, 1966. V. 25. № 1. 1–39 р.

[68] Его же. Что такое «Живая Церковь»? Варшава: Синодальная типография, 1927. 82 с.

[69] Его же. Размежевание или раскол. Paris: YMKA–PRESS, 1932. 152 с.

[70] Троицкий С. В. О неправде Карловацкого раскола. Paris: Editions de L’Exarchat Patriarcal Russe en Europe Occidentale, 1960. 148 с.

[71] Троицкий С. В. Единство Церквей // ЖПМ. 1948. № 8. С. 68–70; Его же. Идеология Карловацкого раскола // ЖМП. 1948. № 2. С. 43–50; Его же. О церковной автокефалии // ЖМП. 1948. № 7. С. 33–54.

[72] Стратонов И. А. Исходный момент русской церковной смуты последнего времени // Путь. 1928. № 12 (август). С. 76–100; Его же. Развитие церковной смуты после первого Карловацкого собора // Путь; 1928. № 14 (декабрь). С. 80–90; 1929. № 15 (февраль). С 112–124; Его же. Кризис церковной смуты в России и дальнейший ее рост за рубежом (1923) // Путь. 1929. № 17 (июль). С. 62–80.

[73] Стратонов И. А.. Русская церковная смута (1921–1931). Берлин, 1932. 205 с. Переиздание: Его же. Русская церковная смута (1921–1931) // Из истории Христианской Церкви на Родине и за рубежом в ХХ столетии. М.: Изд. Крутицкого подворья, Общество любителей церковной истории, 1995. С. 29–173.

[74] Фотиев К. В. Попытки украинской церковной автокефалии в ХХ веке. Мюнхен, 1955. 80 с.

[75] Граббе Ю. П. Единение или Раздробление. (Ответ на книжку С.В. Троицкого («Размежевание или Раскол»). Новый Сад, 1932. 16 с.; Григорий (Граббе), епископ. К истории русских церковных разделений. Опровержение ошибок и неправд в сочинении Д. Поспеловского «The Russian Church Under the Soviet Regime 1917–1982». Джорданвилль: Свято-Троицкий монастырь, 1992. 79 с.; Protopresbyter George Grabbe. The canonical and legal position of the Moscow Patriarchate. Jerusalem: Russian Ecclesiastical Mission, 1971. 54 р. и др.

[76] Польский Михаил, протопресвитер. Каноническое положение Высшей Церковной власти в СССР и за границей. Джорданвилль, 1948. 194 с.; Его же. Очерк положения Русского Экзархата Вселенской юрисдикции. Джорданвилль: Изд. Свято-Троицкого мужского монастыря, 1952. 32 с.

[77] Тальберг Н. Д. Церковный Раскол. Париж, 1927. 47 с.; Его же. К сорокалетию пагубного Евлогианского раскола. Джорданвилль: Изд. Свято-Троицкого мужского монастыря, 1966. 128 с.

[78] Алексеев В. И., Ставру Ф. Г. Русская Православная Церковь на оккупированной немцами территории // Русское Возрождение. 1980. № 11. С. 91–118; № 12. С. 108–126; 1981. № 13. С. 75–97; №14. С. 118–154; № 15. С. 85–100; № 16. С. 91–121; № 17. С. 97–114; № 18. С. 105–125; Alexeev W., Stavrou T. The great revival. The Russian Church under german occupation. Minneapolis, 1976. 229 р.

[79] Lardas D. George. The Old Calendar Movement in the Greek Church: An Historical Survey. Jordanville: Holy Trinity Orthodox Seminary, 1983. 89 р.

[80] Раевский С. Липковщина или «самосвятство». Джорданвилль: Изд. Свято-Троицкого мужского монастыря, 1984.

[81] Теодорович Іван, архієпископ. Благодатність єрархіі У.А.П.Ц. (історії Української Автокефальної Православної Церкви). Регенсбург, 1947. 143 с.

[82] Свистун Василь. Криза в Українській Православній (Автокефальній) Церкві. Канада, Вінніпег, 1947.

[83] Українська Автокефальна Православна Церква: Документи для історії Української Автокефальної Православної Церкви / Сост. М. Явдась. Мюнхен, Інгольштадт, 1956. 228 с.

[84] Власовський І. Нарис історії Української Православної Церкви. Нью-Йорк, 1966. Т. IV. 376 c.

[85] Плічковський Никодим, протопресвітер. Нарис Історії Української Православної Церкви. Сідней-Аделаїда, 1988. 125 с.

[86] Бурко Демид, протопресвітер. Українська Автокефальна Православна Церква – вічно джерело життя. Саут-Бавнд-Брук: Оселя Св. Ап. Андрія Первозванного, 1988. 392 с.

[87] Савчук С. В., архипресвітер. До взаємовідносин між Українськими Православними Церквами у вільному світі. Вінніпег, 1972. 62 с.

[88] Савчук С, Мулик-Луцик Ю. Історія Української Греко-Православної Церкви в Канади. Т. 1. Вінніпег, 1984. 616 с.; Т. 2. Вінніпег, 1985. 784 с.; Т. 3. Вінніпег, 1987. 728 с.; Т. 4. Вінніпег, 1989. 831 с.

[89] Діяння Всеукраїнського Православного Церковного Собору в м. Кієві. 14-30 жовтня н.с. 1921 р. Франкфурт-Майн, 1946; 32 с.

[90] Касяк Іван. З гісторыі Праваслаўнай Царквы беларускага народу. Нью-Йорк: Выданьне Беларускай Цэнтральнай Рады, 1956; 192 с.

[91] Збор дакумантаў Сьв. Беларускае Аўтакефальнае Праваслаўнае Царквы (На выгнаньні) / Collection of documents of the Byelorussian Autocephalic Orthodox Church (In exile). Аuthоrіzеd bу Mеtrоpоlіtаn Аndrеw. Cоmpіlеd bу thе Cоnsіstоrу оf BАОChurch. [Б. м.], 1983; 160 c.

[92] Поспеловский Д. В. Русская Православная Церковь в ХХ веке. М.: Республика, 1995. 511 с.; Pospielovsky Dimitry. The Russian church under the Soviet regime, 1917–1982. St. Vladimir's Seminary Press, 1984. 248 р.

[93] Χριστόδουλος Κ. Παρασκευαΐδης, μητροπολίτης. ‛Ιστορική καί κανονική θεώρησις του̃ παλαιοημερολογιτίκου ζητήματος κατά τὲ τη̃ν γένεσιν καί ’εξέλιξιν αυ̉̉του̃ ε̉ν ‛Ελλάδι. ’Αθη̃ναι, 1981. 464 σ.

[94] Fletcher С. William. The Russian Orthodox Church Underground. 1917–1970. London: Oxford University Press, 1971. 314 p.

[95] Curtiss S. John. The Russian Church and the Soviet State, 1917–1950. Boston: Little Brown and Co., 1953. 387 р.

[96] Платонов С.Ф. Памятники истории старообрядчества XVІІ в. Вып. 1. Т. 1. Л.: Изд. Академии Наук, 1927. 959 с.

[97] Миловидов В.Ф. Современное старообрядчество. М.: Мысль, 1979. 126 с.; Его же. Старообрядчество в прошлом и настоящем. М.: Мысль, 1969. 112 с.

[98] Катунский А. Старообрядчество. М.: Политиздат, 1972; 120 с.

[99] Карцов В.Г. Религиозный раскол как форма антифеодального протеста в истории России: в 2-х ч. Калинин: Калининский государственный университет, 1971; Ч. 1. 160 с.; Ч. 2. 208 с.

[100] Никольский Н.М. История русской церкви. 3-е изд. М.: Изд. политической литературы, 1985; 448 с.

[101] Корзун М.С. Русская православная церковь на службе эксплуататорских классов. Х век – 1917 год. Мн.: Беларусь, 1984; 255 с.

[102] Покровский Н.Н. Антифеодальный протест крестьян-старообрядцев Урала и Зап. Сибири и борьба с ним в XVІІІ в.: Дис. … докт. ист. наук. Новосибирск, 1973; 456 л.

[103] Скворцов-Степанов И. И. О Живой церкви. М.: МК ВКПБ, Кооперативное Издательство «Московский рабочий», 1922.40 с.

[104] Рожицын В. Тихоновцы, обновленцы и контрреволюция. М.-Л., 1926. 29 с.

[105] Бонч-Бруевич В. Д. «Живая церковь» и пролетариат. М.: Жизнь и знание, 1927; 62 с.

[106] Клибанов А. И. Религиозное сектантство в прошлом и настоящем. М.: Наука, 1973. 256 с.; Его же. Религиозное сектантство и современность (социологические и исторические очерки). М.: Наука. 272 с.; Его же. Современное сектантство в Тамбовской области (по материалам экспедиции Института истории Академии наук СССР в 1959 г.) // Вопросы истории религии и атеизма. 1960. Т. 8. С. 59–100 и др.

[107] Митрохин Л. Н. Реакционная деятельность «Истинно-православной церкви» на Тамбовщине // Вопросы истории религии и атеизма. 1961. Т. 9. С. 144–160.

[108] Никольская З. А. К характеристике течения так называемых истинно-православных христиан // Вопросы истории религии и атеизма. 1961. Т. 9. С. 161–188.

[109] Крывелев И. А. Русская православная церковь в первой четверти XX века. М.: Знание, 1982. 64 с.

[110] Демьянов А. И. Истинно-православное христианство. Критика идеологии и деятельности. Воронеж, 1977. 151 с.; Его же. К вопросу о современном состоянии религиозного течения «Истинно-православных христиан» (по материалам исследований в Центральных областях РСФСР) // Вопросы научного атеизма. Вып. 16. М.: Мысль, 1974. С. 103–122.

[111] Гордиенко Н. С., Комаров П. М., Курочкин П. К. Политиканы от религии. Правда о «русской зарубежной церкви». М.: Мысль, 1975. 191 с.

[112] Гордиенко Н. С. Критика новых тенденций современного православия. Л.: Знание, 1974. 32 с.; Его же. Современное православие. М.: Мысль, 1968. 143 с.; Его же. Эволюция современного русского православия (20–80-е гг. ХХ ст.). М.: Знание, 1984. 64 с. и др.

[113] Курочкин П. К. Социальная позиция русского православия. М.: Знание, 1969. 31 с.; Его же. Эволюция современного русского православия. М.: Мысль, 1971. 273 с. и др.

[114] Плаксин Р. Ю. Крах церковной контрреволюции в 1917–1923 гг. М.: Наука, 1968. 192 с.

[115] Трифонов И. Я. Раскол в Русской православной церкви (1922–1925 гг.) // Вопросы истории. 1972. № 5. С. 64–77.

[116] Шейнман М. М. Обновленческое течение в Русской православной церкви после Октября // Вопросы научного атеизма. 1966. № 2. С. 41–64.

[117] Шишкин А. А. Сущность и критическая оценка обновленческого раскола Русской Православной Церкви. Казань, 1970. 367 с.

[118] Балалыкин Д. А. Русский религиозный раскол в контексте церковно-государственных отношений второй половины XVII в. в отечественной историографии: Дис. ... докт. ист. наук. М., 2007. 427 с.

[119] Шахов М. О. Старообрядчество, общество, государство. М., 1998. 111 с.

[120] Кутузов Б. П. Церковная реформа XVII века, ее истинные причины и цели: в 2-х ч. Рига: Издательский отдел Древлеправославной Церкви Латвии, 1992; Ч. 1. 194 с.; Ч. 2. 110 с.; Его же. Церковная «реформа» XVII века как идеологическая диверсия и национальная катастрофа. М., 2008. 642 с.

[121] Ершова О. П. Раскол и власть (Отношения государства и старообрядчества в 50–60 годы ХІХ в.): Дис. … канд. ист. наук. М., 1991; 221 с.

[122] Машковцева В. В. Конфессиональная политика государства по отношению к старообрядцам во II половине XIX в. – начале XX (Вятская губерния): Дис. … канд. ист. наук. Удмуртия, 2002. 254 с.

[123] Асипова Н. В. Церковный раскол в общественном мнении России (конец 1850-х – 1860-е гг.): Дис. … канд. ист. наук. М., 2009. 253 с.

[124] Скрипкина Е. В. Самодержавие и церковный раскол в России во второй половине XVII в.: царь Алексей Михайлович и протопоп Аввакум: Дис. ... канд. ист. наук. Омск, 2006; 216 с.

[125] Степанов А. С. Обновленческий раскол как средство антицерковной политики советской власти в 1922–1923 гг.: Дис. … канд. ист. наук. М., 2005. 241 с.

[126] Шестаков С. П. Расколы в Русской Православной Церкви в 1924–1926 гг. в контексте государственно-церковных отношений: Дис. … канд. ист. наук. М., 2006. 232 с.

[127] Ігнатуша О. М. Українська Автокефальна Православна Церква (1917–1930 рр.): Дис. ... канд. іст. наук. Харків, 1993. 255 с.

[128] Лаврик Г. В. Політика Радянської держави щодо православної церкви в Україні (1917–1923 рр.): Історико-економічний аспект: Дис. ... канд. іст. наук. Полтава, 1996. 211 с.

[129] Жилюк С. І. Обновленська церква на Україні (1922–1928). Рівне: Від-во РДГУ, 2002. 384 с.

[130] Біланич І. Еволюція Української Православної Церкви в 1917–1942 роках: автономія чи автокефалія / Пер. з лат. Львів: Астролябія, 2004; 392 с.

[131] Зінченко А. Визволитися вірою. Життя і діяння митрополита Василя Липківського. К., 1997. 423 с.

[132] Киридон А. М. Час випробувань: держава, церква і суспільство в радянській Україні 1917–1930-х років. Тернопіль, 2005. 383 с.; Киридон А. М. До питання про взаємини УАПЦ і радянської влади в 1924–1926 роках // Наукові праці Кам’янець-Подільського державного педагогічного університету. Вип. 14: Історичні науки. Кам’янець-Подільський, 2005. С. 317–329 и др.

[133] Бараненка В. В. Беларуская абнаўленчая царква: діс. … канд. гіст. навук.  Мінск: 2016. 270 с.

[134] Махнач В. Л. Культурология расколов // Единство Церкви: Богословская конференция 15–16 ноября 1994 г. М.: Изд. ПСТБИ, 1996. С. 30–38. Рассмотрение концепции В.Л. Махнача представлено в разделе 3.

[135] Лещинский А. Н. Православие: типология церковных разделений // Свобода совести в России: исторический и современный аспекты. Вып. 7. Сборник статей. СПб.: Российское объединение исследователей религии. С. 270–288; Лещинский А. Н., Погасий А. К. Типологизация и классификация церковных разделений в христианстве // Религиоведение. Научно-теоретический журнал. 2010. № 2. С. 91–101; Погасий А.К. Церковные расколы в российском православии XIV – начала ХХ веков. Казань: Изд. дом МедДок, 2009. 291 с.

[136] Слесарев А. В. Расколоведение. Учебная программа для III курса Минской духовной академии. Жировичи: МинДА, 2011. 24 с.

[137] Слесарев А. В. Расколоведение. Учебная программа по специальности «апологетика» для 2 курса магистратуры Минской духовной академии. Минск: МинДА, 2013. 26 с.; Его же. Расколоведение. Введение в понятийный аппарат. Учебная программа по специальности «церковная история и церковно-практические дисциплины» для 2 курса аспирантуры Минской духовной академии. Минск: МинДА, 2016; 19 с.; Его же. Современные расколы в Поместных Православных Церквях. Учебная программа по специальностям «апологетика»  и «церковная история и церковно-практические дисциплины» для 2 курса аспирантуры Минской духовной академии. Минск: МинДА, 2016; 22 с.; Его же. Современные расколы на канонической территории Русской Православной Церкви. Учебная программа по специальности «церковная история и церковно-практические дисциплины» для 2 курса аспирантуры Минской духовной академии. Минск: МинДА, 2016; 24 с.

[138] Герасим (Попович), игумен. Расколы в Сербской Православной Церкви (1945–1995 гг.) и их каноническая оценка: Дис. … канд. богословия. Сергиев Посад: МДА, 2002; 153 с.

[139] Николай (Севастиянов), иеромонах. Каноническая оценка современного раскола в Болгарской Православной Церкви: Дис. … канд. богословия. Сергиев Посад: МДА, 1996; 169 с.

[140] Якимчук И. Раскол в Элладской Православной Церкви в ХХ в.: Дис. … канд. богословия. Сергиев Посад: МДА, 1999; 204 с.

[141] Свинарьов Андрій. Еклезіологічній аналіз розколів в Україні у ХХ столітті: Дис. … канд. богословия. Київ: КДА, 2001; 158 с.

[142] Драбинко Александр. Православие в посттоталитарной Украине. (Вехи истории). К.: Издание Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры, 2002; 288 с.

[143] Шиленок Димитрий, священник. Из истории Православной Церкви в Белоруссии (1922–1939). («Обновленческий» раскол в Белоруссии). М.: Изд. Крутицкого подворья, Общество любителей церковной истории, 2006. 218 с.; Его же. Обновленческое движение в Белоруссии в 20–30-е гг. XX века: Дис. … канд. богословия. Жировичи: МинДА, 2003; 203 с.

[144] Слесарев А.В. Греческий старостильный раскол в истории Поместных Православных Церквей ХХ века: Дис. … канд. богословия. В 2-х ч. Жировичи: МинДА, 2007: Ч. 1. 298 с.; Ч. 2. 23 с.; Его же. Старостильный раскол в истории Православной Церкви (1924–2008). М.: Изд. Крутицкого подворья, Общество любителей церковной истории, 2009. 562 с.

[145] Слесарев А.В. «Российская православная катакомбная церковь» в Белоруссии: история и современность // Минские епархиальные ведомости (МЕВ). 2007. № 4 (83). С. 68–70; Его же. Православие западного обряда: исторический путь от церковной миссии к расколу // МЕВ. 2008. № 2 (85). С. 68–72; Его же. «Белорусская Автокефальная Православная (Народная) Церковь» // МЕВ. 2009. № 2 (89). С. 77–83; Его же. Историческая ретроспектива развития канонической позиции Элладской Православной Церкви в отношении старостильного раскола // МЕВ. 2011. № 1 (96). С. 95–98; Его же. Преподавание расколоведения в системе духовного образования Русской Православной Церкви // МЕВ. 2012. № 1 (100). С. 40–43; Его же. Основатель «серафимо-геннадиевской» ветви Катакомбной церкви «схимитрополит» Геннадий (Секач) // Сектоведение. Альманах. 2012. Т. II. С. 112–147; Его же. Сектантско-раскольническая деятельность бывшего священника Иосифа Ринкевича (1925–2008) // Сектоведение. Альманах. 2013. С. 45–74; Его же. Каноническая оценка крещений, совершенных в расколе // МЕВ. 2013. № 3 (106). С. 76–78; Его же. Тенденции к расколу Белорусской Православной Церкви в 1988–2013 гг. и их преодоление // Крещение Руси в судьбах Беларуси, России и Украины: выбор цивилизационного пути: материалы Муждунар. науч. конф., Минск, 6–7 июня 2013 г. Минск, 2013. С. 254–260; Его же. История «правой» церковной оппозиции («иосифлянства») на Гомельщине в 1928 – нач. 1941 гг. // Труды Минской духовной академии (МинДА). 2014. № 11. С. 140–149; Его же. Раскол «епископа» Василия (Костюка) // Сектоведение. Альманах. 2014. Т. IV. С. 90–101; Его же. «Правая» церковная оппозиция на Гомельщине в период немецкой оккупации и послевоенные годы (1941–1950) // Труды МинДА. 2015. № 12. С. 187–202; Его же. Феномен «новообрядного беспоповства» на территории Гомельской области в 1940–1980-е гг. // Сектоведение. Альманах. 2016. Т. V. С. 56–72; Его же. Церковная деятельность В.М. Борового в годы немецкой оккупации Беларуси // ΧΡΟΝΟΣ. Церковно-исторический альманах. 2017. № 4. С. 125–148; Его же. Истинно-православные христиане и катакомбное движение в Белоруссии // Православная энциклопедия. 2017. Т. 45. С. 314–317; Его же. Исторические обстоятельства и политические предпосылки церковного раскола белорусской эмиграции в 1948–1949 гг. // ΧΡΟΝΟΣ. Церковно-исторический альманах. 2017. № 5. С. 83­–110; Его же. Церковные расколы в белорусской эмиграции: религиозная деятельность митрополита Петра (Журавецкого) и патриарха Владислава (Рыжего-Рыского) // Труды МинДА. 2017. № 14. С. 293–314; Его же. Критерии классификации внутриконфессиональных религиозных конфликтов // Вестник Минского городского института развития образования. Научно-методический журнал. 2018. № 2 (34). С. 54–66 и др.

[146] Мазырин Александр, диакон. Юрисдикционные конфликты в Русской Православной Церкви второй половины 1920-х – 1930-х гг. в свете позиции ряда высших российских иерархов: Дис. ... канд. богословия. М., 2004. 489 с.; Его же. Внутренние конфликты в Русской Православной Церкви второй половины 1920-х – 1930-х годов: В свете позиции высших иерархов: Дис. ... канд. ист. наук. М., 2005. 334 c.; Его же. Вопрос о взаимоотношениях священномученика митрополита Петра (Полянского) с «правой» церковной оппозицией и митрополитом Сергием (Страгородским) // Богословский сборник. Вып. 10. М.: Изд-во ПСТБИ, 2002. С. 386–431; Его же. Священномученик митрополит Кирилл (Смирнов) как глава «правой» церковной оппозиции. Круг его ближайших последователей // Богословский сборник. М.: Изд-во ПСТБИ, 2003. Вып. 11. С. 368–424; Вып. 12. С. 224–279; Вып. 13. С. 286–348; Его же. Священноисповедник епископ Виктор (Островидов) как представитель крайней оппозиции митрополиту Сергию (Страгородскому) // Православная Русь. 2007. № 10 (1823). С. 3–10; Мазырин Александр, иерей; Хелемендик М. «Борисовщина» – григорианский раскол в Москве // Кадашевские чтения: Сборник докладов конференции. Вып. 3. М.: Общество ревнителей Православной культуры; Музей «Кадашевская слобода», 2008. С. 58–73; Мазырин Александр, священник. Вопрос о легализации Церкви при Патриаршем Местоблюстителе митрополите Петре и зарождение «григорианского» («борисовского») раскола // XIХ Ежегодная Богословская конференция ПСТГУ: в 2-х т. Т. 1. М.: Изд-во ПСТГУ, 2009. С. 282–288; Его же. Совместная борьба российских и украинских иерархов с церковными расколами середины 1920-х гг. // Вiсник прес-служби УПЦ. 2010. Жовт. Вип. 109. С. 9–15; Его же. «Восьмой Вселенский Собор» и обновленческий раскол в России // XХV Ежегодная Богословская конференция ПСТГУ. М.: Изд-во ПСТГУ, 2015. С. 124–135; Его же. «Правая» церковная оппозиция, «непоминающие», «ИПЦ», «катакомбники»: к вопросу о сути явления и терминологии // История страны в судьбах узников Соловецких лагерей. Сборник статей и докладов научно-практической конференции. Вып. 2. Соловки: Соловецкий музей-заповедник, 2017. С. 8–26; Его же. «Непоминающие» // Православная Энциклопедия. М.: ЦНЦ «Православная Энциклопедия», 2018. Т. 49. С. 15–20 и др.

[147] Кострюков А.А. Русская Зарубежная Церковь и Патриарх Тихон (1920-1925 гг.): Дис. … канд. ист. наук. М., 2007. 366 с.; Кострюков А.А. Русская Зарубежная Церковь: создание, взаимоотношения с московской церковной властью и внутренние разделения в 1920–1938 гг.: Дис. … докт. ист. наук. М., 2012. 235 с.; Кострюков А.А. Русская Зарубежная Церковь в первой половине 1920-х годов. Организация церковного управления в эмиграции и его отношения с Московской Патриархией при жизни Патриарха Тихона. М.: ПСТГУ, 2007. 398 с.; Его же. Русская Зарубежная Церковь в 1925–1938 гг. Юрисдикционные конфликты и отношения с московской церковной властью. М.: ПСТГУ, 2011. 624 с.; Его же. Русская Зарубежная Церковь в 1939–1964 гг. Административное устройство и отношения с Церковью в Отечестве. М.: ПСТГУ. 2015. 488 с.; Его же. Русская Зарубежная Церковь и указ патриарха Тихона об упразднении заграничного Высшего Церковного управления // Отечественная история. 2007. № 5. С. 72–86; Его же. Русская Зарубежная Церковь и преодоление «болгарской схизмы» // Троицкое наследие. 2010. № 1 (27). С. 14–17; Его же. Русская Зарубежная Церковь и Американская митрополия в 1920–1926 гг. // Троицкое наследие. 2010. № 4 (30). С. 54–65; Его же. К истории разделения между Московской Патриархией и Североамериканской митрополией в 1933 г. //  Вестник ПСТГУ. II. История Русской Православной Церкви. 2011. Вып. 3 (40). С. 46–58; Его же. Русская Зарубежная Церковь и обновленческий раскол в 1920–1930-е годы // Вестник Челябинского государственного университета. История. Вып. 48. 2011. № 34 (249). С. 84–89; Его же. Обстоятельства разделения между Русской Зарубежной Церковью и митрополитом Евлогием в 1926 г. // Ярославский педагогический вестник. Т. 1 (Гуманитарные науки). 2011. № 4. С. 69–77; Его же. О некоторых причинах неудачи православия западного обряда // Вестник ПСТГУ. II. История Русской Православной Церкви. 2016. Вып. 2 (69). С. 80–98 и др.

[148] Петрушко В. И. Автокефалистские расколы на Украине в постсоветский период (1989–1997 гг.). М.: ПСТБИ, 1998; 255 с.

[149] Шкаровский М. В. Иосифлянство: течение в Русской Православной Церкви. СПб.: НИЦ «Мемориал», 1999. 400 с.; Его же. История русской церковной эмиграции. СПб.: Алетейя, 2009. 359 с.; Его же. Обновленческое движение в Русской Православной Церкви XX века. СПб.: Издательство «Нестор», 1999. 99 с.; Его же. Судьбы иосифлянских пастырей. Иосифлянское движение Русской Православной Церкви в судьбах его участников. Архивные документы. СПб.: «Сатис», «Держава», 2006. 590 с. и др.

[150] Беглов Алексей. В поисках «безгрешных катакомб». Церковное подполье в СССР. М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, «Арефа», 2008. 352 с.; Его же. Епископат Русской Православной Церкви и церковное подполье в 1920–1940-е гг. // Альфа и Омега. 2003. № 1 (35). С. 138–155; Его же. Понятие «катакомбная церковь»: мифы и реальность // Меневские чтения. 2006. Научная конференция «Церковная жизнь ХХ века: протоиерей Александр Мень и его духовные наставники». Сергиев Посад, 2007. С. 51–59; Его же. Последний бой обновленцев. Эпизоды воссоединения с Патриаршей церковью в 1944–1946 годы // Альфа и Омега. 2004. № 2 (40). С. 205–214; Его же. Церковная оппозиция в 1940-е годы // Альфа и Омега. 2006. № 2 (46). С. 111–133; Его же. Церковное подполье в СССР в 1920–1940-х годах: стратегии выживания // Одиссей. Человек в истории. 2003. М., 2003. С. 78–104; Его же. Эволюция церковной жизни в условиях подполья: итоги двадцатилетия (1920–1940-е гг.) // Альфа и Омега. 2003. № 2 (36). С. 202–232.

[151] Осипова И. И. «Сквозь огнь мучений и воду слез…» Гонения на Истинно-Православную Церковь в СССР. По материалам следственных и лагерных дел. М.: Серебряные нити, 1998; 432 с.

[152] Лавринов В. В. Обновленческий раскол в Русской Православной Церкви в 1920-е – 1940-е гг. (на материалах Урала): Дис. … канд. ист. наук. Екатеринбург: Уральский государственный университет им. А. М. Горького, 2010. 198 с.; Лавринов Валерий, протоиерей. Очерки истории обновленческого раскола на Урале (1922–1945). М.: Изд. Крутицкого подворья, Общество любителей церковной истории, 2007. 308 с.; Лавринов В.В. Историография обновленческого движения в Русской Православной Церкви в 1920–1940-е гг. // Научная рефлексия. Вестник Челябинского государственного университета. 2008. № 24. С. 151–158.

[153] Во имя правды и достоинства Церкви: Жизнеописание и труды священномученика Кирилла Казанского / Авт.-сост. Журавский А. В. М.: Изд. Сретенского монастыря, 2004; 864 с.

[154] Катаев А. М. Московская Патриархия и церковные разделения за рубежом и в СССР в 1922–1946 гг.: Дис. … канд. ист. наук. М., 2006; 212 с.

[155] Иона (Яшунский), иеродиакон. Ниши катакомбы // Вестник РХД. 1992. № 166. 243–260.

[156] Цыпин Владислав, протоиерей. История Русской Церкви. 1917–1997. М.: Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1997; 832 с.

[157] Митрофанов Георгий, священник. Русская Православная Церковь в России и эмиграции в 1920-е годы (К вопросу о взаимоотношениях Московской Патриархии и русской церковной эмиграции в период 1920–1927 гг.). СПб.: Изд. «Ноах», 1995; 144 с.

[158] Шкаровский М. В. Нацистская Германия и Православная Церковь. Немецкая политика по отношению к Православной Церкви и религиозное возрождение на оккупированной территории СССР. М.: Изд. Крутицкого подворья, Общество любителей церковной истории, 2002. 528 с.; Его же. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве. М.: Изд. Крутицкого подворья, Общество любителей церковной истории, 2005. 424 с.

[159] Священномученик Нектарий, епископ Яранский. Его приходы и паства в Вятской губернии. Жизнеописания и документы / Сост. Л.Е. Сикорская. М.: Братонеж, 2016. 616 с.; «Тайный» епископ Максим (Жижиленко). Сподвижники его и сострадальцы. Жизнеописания и документы Сост. Л.Е. Сикорская. М.: Братонеж, 2014. 640 с.; «Я хочу принадлежать только Церкви…» Священномученик Андрей, архиепископ Ухтомский. Труды, обращения, проповеди, письма, документы / Сост. И. И. Осипова, Л. Е. Сикорская. М.: Братонеж, 2012. 480 с.; Воин Христов верный и истинный. Тайный епископ ИПЦ Михаил (Ершов). Жизнеописание, письма и документы / Сост. И.В. Ильичев. М.: Братонеж, 2011. 744 с.; Вятский исповедник: Святитель Виктор (Островидов). Жизнеописание и труды / Сост. Л.Е. Сикорская. М.: Братонеж, 2010. 512 с.; «О, Премилосердый… Буди с нами неотступно…» Воспоминания верующих Истинно-Православной (Катакомбной) Церкви. Конец 1920-х – начало 1970-х годов / Сост., подг. текстов, комм., предисл., вступ. ст. И.И. Осиповой. М.: Братонеж, 2008. 464 с.; Священноисповедник Димитрий, архиепископ Гдовский. Сподвижники его и сострадальцы. Жизнеописания и документы / Сост. Л.Е. Сикорская. М.: Братонеж, 2008. 528 с.; Священномученик Иосиф, Митрополит Петроградский. Жизнеописание и труды / Сост. М.С. Сахаров и Л.Е. Сикорская. СПб.: «Кифа», «Издательство Олега Абышко», 2006. 352 с.; Священномученики Сергий, епископ Нарвский, Василий, епископ Каргопольский, Иларион, епископ Поречский. Тайное служение иосифлян. Жизнеописания и документы / Сост. Л.Е. Сикорская. М.: Братонеж, 2009. 520 с.; «Тайной Церкви ревнитель». Епископ Гурий Казанский и его сомолитвенники. Жизнеописания и документы / Сост. Л.Е. Сикорская. М.: Братонеж, 2008. 336 с.

[160] Слесарев А. В. Расколоведение. Введение в понятийный аппарат: учебное пособие для бакалавриата теологии / А.В. Слесарев. Москва: Общецерковная аспирантура и докторантура им. святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, Издательский дом «Познание», 2021.

Учебный комитет Русской Православной Церкви

Поделиться:  


в разработке

Расколоведение в Минской духовной академии